Назад
Проекты / Духовную мудрость и идеал можно найти только в храме!
Духовную мудрость и идеал можно найти только в храме!
Поделиться:

Служение на сельском приходе многим обывателям кажется легкой формой отшельничества. Мало кто понимает, что такая жизнь не только сопряжена с нелегким трудом, но и является серьезной проверкой пастыря на качество внутреннего мира. О том, как преодолевать трудности на этом пути, мы поговорили с очередным гостем проекта «Ровесники века» иереем Павлом Гребёнкиным, настоятелем Петропавловского храма села Новокрасивое Ефремовского округа Тульской епархии.

Отец Павел, в силу близости к Ефремову нельзя назвать ваш приход откровенно сельским, есть и более дремучие места… Тем не менее, что, по вашему мнению, кардинально отличает служение сельского священника от служения его городских коллег? 

Городские храмы многоштатные, а на селе приходится быть универсалом. Служишь Литургию, исповедуешь, причащаешь, крестишь, совершаешь требы – и все сам. Да еще и приходиться посматривать на часики и знать расписание автобусов, ибо если не уложишься, то люди останутся до вечера. Раз-два такая накладка случиться и больше их в храме не встретишь…

Сельский священник не имеет роскоши анонимной жизни. Как не получить нервный срыв от постоянного пребывания на виду?  

Про нервный срыв, наверное, говорить нельзя, но анонимности никакой точно нет. В деревне все и всех знают, а к священнику особенное, иногда через чур пристальное внимание. Если начнешь играть, представляя себя не тем, кто ты есть – сразу нет уважения. Надо умудриться сохранить золотую середину, когда ты и сам попроще, но и панибратства нет. 

Желание жить такой жизнью это чисто ваша внутренняя рефлексия или были определенные события в жизни, подтолкнувшие к священническому служению? 

Помню, был прекрасный июльский день 1997 года, когда мы с пацанами возвращались с речки – довольные, уставшие и немного невнимательные, потому что изнывая от жажды ухитрились пропустить водопроводную колонку. 

Будучи у собора в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших», я подумал, что в храме нам точно воды дадут, тем более что там тогда трудился мой двоюродный брат. 

Увидев краны, мы к ним просто присосались, не разбирая, святая ли то вода или обычная.

И тут внезапно перед нами возник архимандрит Герман (Попков), попросивший помочь разбросать щебенку перед входом в церковь. Мы согласились, а потом, изрядно потрудившись, просто беседовали с отцом Германом.  

Он тогда, обращаясь больше к своим алтарникам, предложил организовать дежурство с трех дня до девяти вечера, то есть до прихода ночного сторожа. Я тут же руку поднял, как отличник на уроке: «Батюшка, а можно мне»! Он и ответил, мол, походи, а потом посмотрим…

Это было, можно сказать, моим первым церковным послушанием, а потом потихоньку пошло-пошло и в итоге, в день первоапостолов Петра и Павла, стал алтарником, а теперь вот уже и иерей, настоятель Петропавловского храма.

Думаю, мне просто повезло встретиться с таким проникновенным и мудрым священником, как отец Герман, ведь он смог занять все мое время так, что я перекроил свой день кардинально, перестав валяться до обеда в кровати, потому что имел от него доверие зажечь лампадки и кадило к службе, к семи утра. И я был этим счастлив!

В церковь, особенно на селе, в основном, ходят бабушки и поэтому злые языки утверждают, что попы жируют за счет этих извечных жен-мироносиц. Понятно, что это чушь, но все-таки, где священнику брать деньги на ведение приходской деятельности?

По поводу «жируют» могут сказать только люди, которые не ходят в храм. Конечно, жители села помогают священникам и поддерживают их, потому что понимают – батюшка не может сажать огород и прочее, так как постоянно либо на службе, либо в дороге, исполняя свою непосредственную деятельность – исповедь, причастие, соборование и так далее. 

Сельский житель, принося нам картошку и прочие овощи или молоко, никогда не скажет, что священник жирует за его счет.

Почему так живуч миф о богатстве священников, если, насколько мне известно, лично вам, чтобы раздать зарплату работникам храма, пришлось этим летом потрудиться наемником на пасеке? 

В 2020 году мне друзья предложили потрудничать на пасеке, так как в то время храмы были закрыты из-за санитарно-эпидемиологических норм, вызванных пандемией коронавируса, и нам приходилось выживать. Реально выживать, а не жить.

Тяжело было и физически и психологически – служить Литургию в абсолютно пустом храме очень нелегко. Да еще постоянная забота о том, как и чем оплачивать коммунальные услуги…

Приходилось браться за любую работу, а на пасеку я с опаской пошел, так как являюсь аллергиком и после укуса пчелиного раздуваюсь словно пузырь. 

С Божией помощью начал трудиться, и был не раз покусан и отекал так, что часы с руки снять не мог. А сейчас и аллергии нет, и по укусам скучаю!

Как вообще обстоят дела с посещаемостью храма? 

Мало людей в храме даже на Рождество и Пасху. Это серьезная проблема, обострившаяся в период пандемии, потому что человек ленив по природе, а тут такое оправдание в храм не ходить. Если говорить о своем приходе, то около половины прихожан просто испарились. 

Жизнь современного священника это не только богослужения и духовное окормление. С какими реалиями еще приходится сталкиваться и что в наибольшей степени волнует ваших прихожан? 

События на Юге нашей страны… По воле Божией мы все переживаем тяжкое испытание, выйти из которого можно только сплотившись, чтобы всем вместе поддерживать нашего Президента и молиться за него и за мир.  

Если же говорить о местечковых проблемах, то они всегда разные. Вот в этом году была очень снежная зима, и многие престарелые прихожане просили помочь им с уборкой снега, чем и занимались «Георгиевцы». Не знаю, чем сейчас дышит общероссийское движение, но наши волонтеры проводят реальную социальную работу. 

Одним из ваших послушаний, до недавнего времени, была работа с молодежью. По собственному опыту знаю, что велопробеги «От храма к храму» собирали сотни участников, да и «Зарница» была не менее массовой. Как этот опыт реализуется сегодня, когда вы занимаетесь исключительно приходской молодежью? 

Безусловно! Несмотря на имеющиеся сейчас ограничения, руки не вешаем и активно сотрудничаем, проводя достойные мероприятия, со школами и с казаками, так понимаем – если мы не уделим внимания детям, подросткам и молодежи, это сделает кто-то иной и не факт, что в положительном ключе.

У вас малая дочка и практически взрослый сын. На каких принципах вы их воспитываете, и какой самый главный урок они должны усвоить от вас? 

Нравственность и духовность – вот основа воспитания. Личный пример тоже, потому что институт семьи никто не отменял.

Не всякая женщина любит растительность на мужском лице. Как к вашему образу относиться супруга и зачем вообще священнику борода? 

Борода – это церковная традиция и я знаю многих священников, у которых борода-то не растет, что их весьма печалит. Супруга же восприняла такой мой образ как данность. 

Раньше старцы были в почете, но не из-за возраста, а потому, что мудрые. Сейчас нередко случается так, что чем человек старше, тем больше дури в его голове появляется. Где современному человеку искать источник мудрости и есть ли у вас духовный идеал?

Возраст, к сожалению, не синоним мудрости. Если говорить о духовной мудрости и духовном идеале – это только в храме или в священном Писании. И для меня воплощением этого стал архимандрит Герман (Попков), который был ревнителем Церковно устава и красоты богослужения. Он был очень строг, но когда он молил Пресвятую Богородицу быть нашей Заступницей – до мурашек! Я счастлив, встретился с ним в тот период, когда впитывал все как губка. Я ведь без отца рос и, как вы понимаете, он стал для меня непререкаемым авторитетом. 

Вторым таким человеком стал наш правящий архиерей, митрополит Тульский и Ефремовский Алексий, у которого я некоторое время, в 2002 году, был келейником. Это идеал богословия, мудрости и уравновешенности.

Одно из ваших хобби – рыбалка. Отправляясь порыбачить в Ахтубу, вы и там остаетесь священником или отпускник с удочкой и в шортах ? 

Одежда нас не приближает к Богу, и ни отдаляет от Него… Рыбачить удается выбраться в октябре, так что в шортах особо не побегаешь. Впрочем на рыбалке и бегать не надо, это такой отдых, когда тишина и покой и нет никаких социальных сетей и внезапных телефонных звонков. Две недели наедине с природой в окружении добрых друзей – словно заново рождаешься.

И так уже одиннадцать лет подряд отдыхаем с кумом, с которым мы знакомы с первого класса. Сейчас он приводит детей в храм и старший, крестник мой, уже помогает в алтаре.

Получается не просто духовное родство, но еще и физическое вспоможение на богослужении!

И в завершении беседы общий для всех гостей «Обители» и проекта «Ровесники века» вопрос: «Счастливый ли вы человек и если да, то почему»?

Самый легкий из всех вопросов! Я бесспорно счастливый человек по двум причинам – стою у Престола и у меня замечательная семья!

 

Алексей Анкин, фото из семейного архива иерея Павла Грбёнкина

Духовную мудрость и идеал можно найти только в храме