Назад
Проекты / Протоиерей Артемий Владимиров: «Мы призваны к тому, чтобы будни другого человека превращать в праздник»
Протоиерей Артемий Владимиров: «Мы призваны к тому, чтобы будни другого человека превращать в праздник»
Поделиться:

В гостях у проекта «Ровесники века», Творческой студии «Обитель», протоиерей Артемий Владимиров, старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря Москвы, член Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты материнства, а также один из самых известных хедлайнеров Русской Православной Церкви.

Отец Артемий, в интернете интересно так пишут, что фамилия у вашего дедушки – Барто… Видимо бабушка тоже была Барто, и отсюда вопрос – это всемирно известная Агния Барто?

Род моего дедушки восходит, не поверите, шотландскому пирату и грозе Карибских морей Черному Барту – Бартоломью! Когда его потомок приехал в Россию при Екатерине Великой, то получил дворянство, и со временем родовая фамилия сократилась до Барто.

Мой дедушка был православным и в возрасте 17-ти лет женился, как говориться по молодости, на Агнии Воловой. Они прожили какое-то количество лет и он, оделенный поэтическим даром, научил ее писать стихи и даровал ей свою фамилию.

Творчество Агнии начиналось с совместных с дедушкой произведений и в семейном архиве даже сохранились книжечка «Девушка-ревушка» Павла и Агнии Барто.

Брак этот не выдержал испытания временем и дедушка, возмужав, венчался с моей настоящей бабушкой Любовью.

Стихотворение какое-нибудь Агнии Барто помните или может даже есть какое-то любимое?

Несмотря на то, что вся страна знала эти стихи, больше похожие на считалочки, мой дед, посмею сказать, был куда более оригинальным поэтом. Писал он преимущественно про птиц и был поэтом-орнитологом. И, раз уж мы заговорили о поэзии, было бы несправедливо умолчать о том, что двоюродный брат моей бабушки никто иной, как Сергей Михалков.

Кстати, здесь в Веневском уезде, возрастала моя прабабушка, так что я приехал сейчас не просто в гости, а практически на родную землю.

Возвращаясь же к вопросу и пионерским поэтам, которые окружали мою юность, отвечу, что любимого произведения Агнии Барто у меня нет, но ныне я и сам немного балуюсь не только прозой, но и поэзией…

Бабушка Люба, оказала на ваш приход в Церковь значительное влияние, но уже после своей смерти, а как это произошло?

Бабушка, конечно, хотела приобщить нас, троих внуков, ко Христу, но это ей никак не удавалось, так как в 1960-х годах , да еще в семье технической интеллигенции, разговоров о Боге не было.

Однако, едва лишь она перешагнула грань земной жизни, мы как-то сразу все потянулись к Богу каждый своим путем и я имею точное сердечное убеждение в том, что именно благодаря бабушкиной любви, а вы помните, что ее звали Любовь, мы все вернулись в отчий дом Церкви Божией.

В бытность получения светского филологического образования, вы учились у известного словесника и истинного христианина Никиты Толстого. Какие-то его советы или наставления пригодились уже в бытность служения на поприще священника?

Для меня этот потомок яснополянского графа явился своего рода пророком! Я ведь был не самым усердным студентом, во многом потому что только еще обретал христианское мировоззрение и это была ломка мыслей и чувств. Вместо того, чтобы грызть гранит науки, я, отличаясь нервной душевной организацией, то впадал в апатию, то в гиперактивность, но Никита Ильич всегда наставлял меня на истинный путь, призывая не лениться, так как духовной академии, по его слову, нужны образованные филологи…

Мог ли я тогда подумать, что его журение сбудется буквально, и через десять лет я стану преподавателем Московской духовной академии!

Опять же с легкой его руки я обрел свою супругу, тоже учившуюся у графа!

Никиту Ильича Толстого могу, без преувеличения, назвать своим посаженным отцом, а также не только научным, но и духовным руководителем.

Когда сердце больше трепетало - при рукоположении или при вступлении в должность настоятеля храма в Красном селе, который кстати, был в то время весьма поклацан советско-комсомольскими активистами?

Для меня ночь Рождества Христова 1988 года, когда я был рукоположен Покровском храме Московской духовной академии, стала главным событием в жизни. Это не просто перемены в жизни, это открытие новых измерений и поставление на прежде неведомое служение, изменившее мое отношение к каждому проживаемому дню.

И выражение «сердце трепетало» совершенно точно соответствует тому, что я испытывал, переживая и свое недостоинство, и ощущая ту высоту, которую увидел перед собой.

Что касается настоятельства… Все мы, молодые священники, рано или поздно начинали мечтать о настоятельстве, как каждый хороший солдат думает о генеральских лампасах. Важно понимать, что здесь речь идет не о честолюбии, а о желании потрудиться на ниве Христовой.

Таким образом, настоятельство тоже было для меня знаковым событием и вехой, когда по благословению Патриарха Алексия I, ныне возрожденный Алексиевский монастырь с храмом Всех Святых был вверен мне, еще неоперившемуся священнику. Но благодаря мудрым и многоопытным сотрудникам и совместным усилиям это запущенное и заброшенное место превратилось в город-сад, где я уже не настоятель, а духовник обители.

Радости служения тогда и сегодня как-то различаются?

Я тоже об этом размышляю и думаю, что да. Та радость была безоблачная и сопряженная с активностью, заполнившей всю твою жизнь – я был настолько вовлечен в пастырскую жизнь, что даже не заметил, не поверите, крушения Советского Союза и перестройки.

Вот насколько Божественная литургия, общение с людьми и исповедальные труды заполняли мою жизнь этой всеобъемлющей радостью служения.

Сегодня я бы сказал, что радость стала более глубокой, потому что тогда, по неопытности не обходилось без тщеславия малого и думалось, какой я молодец! Теперь же я многократно убедился и твердо знаю, что все есть Господь. Без Него мы никто и ничто…

Иногда, не поверите, как вразумляет тебя жизнь! К примеру, недавно гостил я в Екатеринбурге в Ново-Тихвинской женской обители и, зайдя в ванную комнату, увидел мочалку с надписью «Для великих людей» и просто улыбнулся…

Частые командировки не мешают служению, и кто в это время подменяет вас в храме?

Раньше были частые, а теперь по договоренности с матушкой игуменьей Ксенией (Чернегой), а она у меня строгая начальница и я у нее в послушании, один раз в месяц. Для меня это замечательная возможность и Россию посмотреть, и с людьми пообщаться, бывая в городах, в которые иначе никак бы и никогда бы и не занесло меня, и друзей приобрести, и поесть вкусно, и вернуться с подарками!

За более чем двадцать лет вашего служения изменились ли прихожане и если да, то как?

Поток времени неудержим и все мы в нем золотые рыбки, с которых понемногу чешуя-то сходит… Все батюшки скажут, что в 1990-е годы был всплеск – массовые крещения, Литургии и очень доверительные отношения людей со священниками.

Сегодня эпоха изменилась, стало тревожнее жить, но люди стали глубже, поэтому те, кому вера и не нужна была, как-то стушевались, особенно в ковидные времена, а те, для кого Церковь стала Матерью, так и ходят в Божий храм. В этом смысле время с нашим произволением распоряжается очень по-разному – кто-то и дыхнуть без Бога не может, а руководившиеся не духом, а словом, отошли в сторону.

Впрочем, я желаю всем рано или поздно почувствовать свет и тепло Матери-Церкви, потому что без Бога не до порога.

Что бы вы могли посоветовать современным невоцерколенным людям, да и прихожанам православных храмов, ставящих труд во главу всего - типа надо на жизнь зарабатывать и так далее… То есть что важнее - сгорать на работе или гореть в храме?

Горение бывает разное – пламя, дым и копоть, а потом остаются лишь угольки, либо как лампада, тихо мерцающая, но распространяющая вокруг чистые лучики веры, надежды и любви.

Если в сердце огонек Божий затеплился, тогда ты без перенапряжения и внутреннего стресса, всегда будешь трудиться с повышенным коэффициентом полезной деятельности, потому что когда Бог окрыляет человека Своей благодатью, тогда он открывает в себе второе дыхание.

В общем, я против того, чтобы урабатываться до инсульта, чтобы потом приезжать в храм на собственное отпевание…

В интервью вас часто называют человеком праздником, почему и как сами к этому относитесь?

Дай Бог соответствовать! Если бы меня спросили, к чему в общении дург с другом призван каждый из нас, без колебаний бы сказал: «Мы призваны к тому, чтобы будни другого человека превращать в праздник»!

Если ты служишь искренне и самоотверженно, насколько Бог подает, тогда и сил прибавляется свыше, а человек получает импульс даже без лишних твоих слов, и так осуществляется таинство взаимопроникновения сердец.

Вы медийный человек, поэтому вопрос который волнует лично меня уже более десяти лет… Как вы думаете, почему на местах священники не редко отказываются от информационной работы, кстати, являющейся современной проповедью Евангельских истин, ссылаясь на то, что кино и интернет от дьявола?

Благодать священства – это не стагнация и застой, а всегда движение! Для того, чтобы оправдаться пред Богом, мы призваны дарованные нам таланты умножить вдвое и втрое, или даже десятикратно.

Природа Божественной благодати заключается в том, что когда ты делаешь к Богу шаг, Он делает тебе навстречу несколько! Поэтому, чем более священник открыт на различные благие предложения и чем больше частичек души он вкладывает в каждое дело и каждый разговор, тем более Бог расширяет его сердце, даруя ему силы и радость.

Батюшки должны трудиться в режиме бизнес-класса, а не эконом-класса – чем больше отдашь, тем больше получишь и оставаться Скуперфильдом, думающим, что своя рубашка ближе к телу, очень опасно – депрессия замучает…

Вы являетесь членом Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты материнства, какие вопросы сегодня наиболее актуальны?

Нынешняя борьба с пропагандой ЛГБТ, с опасными сайтами, посягающими на чистоту детской души или запрет суррогатного материнства – это во многом заслуга Святейшего Патриарха Кирила и его сотрудников, представляющих Церковь в Совете.

Буквально несколько человек, а работа – огромная! Я тут больше свадебный генерал, но у меня другой конек – педагогика, преподавание в школах, работа со СМИ и миссионерские поездки…

Дай Бог, если я не преуспеваю на том фронте, то есть не ходжу в Думу и ничего не говорю на Парламентских сессиях, хотя бы какое-то доброе слово молвить, в том числе и в вашей программе.

Вопрос, как к педагогу - что самое важное в воспитании ребенка?

Моя любимая литературная героиня – Герда и ее особенность в горячем сердце, которым она смогла согреть подмороженное сердце Кая!

Вот сегодня нам, педагогам, помимо умения натаскать ребенка перед ЕГЭ, надо делать то, чего ожидают от нас Господь, история и родители – прогревать человеческие души, защищая детей от вызовов современности.

С благодарностью за беседу задам общий для всех участников нашего проекта вопрос: «Счастливый ли вы человек и если да, то почему»?

Я благодарю Господа за каждый миг проживаемой мной жизни! Счастье же понятие растяжимое и для каждого свое. Я как-то, когда немного проголодался после сложного какого-то заседания, смехом дал рабочее определение счастья - это когда тебя встречают хорошо накрытым вкусным столом.

Если же говорить серьезно, то счастье внутри нас и оно проявляется, когда ты умом и сердцем обращен к Богу, а Господь являет тебе, недостойному, Свою милость и присутствие, а ты служишь Ему без страха и упрека, исполняя по своим силам заповедь о любви ко Господу и ближним, которых надо возлюбить ну если уж и не как самого себя, то хотя бы почти…

Алексей Анкин, фото Александра Морозова

Протоиерей Артемий Владимиров: «Мы призваны к тому, чтобы будни другого человека превращать в праздник»
Другие проекты: