Назад
Проекты / Зрители - лучшее жюри!

Поделиться:

Зрители - лучшее жюри!

«Старомодно», «нет времени» и «ничего не понятно»… Это основные причины для того, чтобы не ходить в театр. Однако именно театр испокон веков служил духовному развитию человека. О том, насколько важен театр для ребенка, особенно если дети в нем - актеры, поговорим в студии «ровесников века» с режиссером детского театра «Чудо» Галиной Коломеец.

Галина, как вышло, что, родившись в дальневосточном военном городке Монгохто, вы оказались в Туле?

Вообще-то я родилась в Ленинграде, но поскольку папа мой военнослужащий, то наша семья практически сразу уехала служить на Дальний Восток в небольшой военный гарнизон Монгохто.

А в Туле я оказалась потому, что мои родители родом отсюда и, когда я внезапно решила поехать учиться в музыкальное училище в Хабаровск, родители однозначно сказали - в Тулу к бабушке.  Закончив Тульское музыкальное училище по специальности «Теория музыки», я вновь вернулась на Дальний Восток, и лишь в 1999 году мы все окончательно переехали в Тулу, так как папа вышел в запас.

В старшей школе и в институте вы были девочкой-пай или, как большинство сверстниц в то время, изображали «la femme fatale»?

Школу я закончила в Монгохто с отличием. Была прилежной ученицей, училась хорошо и в общеобразовательной школе и в музыкальной, хотя поначалу иногда прогуливала уроки фортепиано… После разговора на эту тему с учительницей, мама мне сказала: «Галя, ты не должна прогуливать уроки, это ведь как будто твоя работа». На что я ответила, что раз это моя работа, то пусть мне платят зарплату.

Дело в том, что учителя по фортепиано часто менялись и, как я теперь уже понимаю с профессиональной точки зрения, не умели поставить правильно руку, из-за этого кисти постоянно были напряжены, играть было трудно, а уроки были нервными и неприятными. А вот сольфеджио - очень любила!

Годы учебы в училище запомнились на всю жизнь – не скажу, что была очень примерной, иногда ершилась, блистала подростковым максимализмом и непокорностью. Где-то старалась, где-то ленилась…

В универе же училась уже осознанно и ответственно, тем более, что там и творчески было интереснее - делали концерты с однокурсниками, где я практически всегда находилась в эпицентре.

В каком возрасте вы вообще задумались о выборе профессии, и кто из близких наиболее поддерживал вас в желании пойти учиться на дирижера?

В 7 классе задумалась, кем хочу стать и, поскольку очень любила и люблю читать, решила стать библиотекарем. Мне казалось, что это профессия такая спокойная и хорошая - выдавай-принимай книги и сама читай сколько угодно.

Учительница сольфеджио Чубарь Людмила Викторовна не то чтобы ужаснулась, но расстроилась и сказала, что с моим слухом надо идти в музыкалку.

Я быстро переориентировалась, сказав родителям, что поеду поступать в Хабаровск. Они поддержали, но настояли на Туле.

Когда подавали документы, наслушались, что на «Теорию музыки» сложнее всего поступить. С перепуга отправилась на дирижерско-хоровое отделение, но когда в Приемной комиссии прочли характеристику, то сказали следовать первоначальному замыслу.

Так что моя основная специальность - учитель сольфеджио и музыкальной литературы.

Затем я окончила университет имени М.А. Шолохова в Москве, получив красный диплом по специальности «Хоровое дирижирование».

В то время я как раз начинала петь в храме, так что специальность очень мне пригодилась.

Когда и как в вашу жизнь вошло православие, и были ли какие-то иные духовные поиски?

Точно не помню. Возможно, в какой-то литературе мне встречались какие-то вещи о вере, о религии…

В своем советском детстве я ничего не знала ни о Боге, ни о православии, и в храм не ходила. В военном гарнизоне храма не было вообще и первую церковь построили в нескольких километрах от нас – в райцентре Ванино, когда я уже выходила замуж. Там крестился мой муж, там мы венчались и крестили дочь.

В годы же учебы в тульском училище моя подруга и однокурсница Аня Гришаева понемногу пела в храме, как-то пару раз пригласив на клирос и меня. Мне показалось это прикольным!

Однажды мы с ней даже пошли на Пасху в Спасский храм и приняли участие в крестном ходу.

Крестилась же я в 19 лет. Помню, очень переживала из-за одной сложной жизненной ситуации и подумала, что если Бог есть, то Он мне поможет, а я покрещусь. Даже приснилось, что я с Господом разговариваю об этом… Прошло немного времени, ситуация разрешилась удачно, и я исполнила обещанное, взяв с собой в храм, для поддержки, бабушку.

С тех пор и начался мой длинный путь воцерковления, а петь в храм пришла впервые в 2000 году. Сначала это был Покровский храм, потом Знаменский и, наконец, Сергиевский с 2002 года. 

Последние годы вы много времени отдаете работе в детском театре «Чудо» при воскресной школе храма преподобного Сергия Радонежского, но как выпускник музыкального вуза пришел к пониманию того, что хочет заниматься именно детской темой?

В 2005 году на Пасху приснопамятный протоирей Геннадий Ковалевский попросил меня организовать в праздничное мероприятие для воскресной школы, и так я поставила свой первый спектакль в теперь уже родном храме.

Собственно этот год и считается годом рождения нашего детско-молодежного театра-студии. Сначала он никак не назывался, а после Пасхального спектакля 2017 года с названием «Чудо», как-то само собой оформилось решение дать такое же название и нашему небольшому театру.

Я не имею специального режиссерского образования, но в целом мне это не мешает. Раньше мы участвовали в конкурсах, а потом просто начали много выступать на своей сцене.

Для меня важно, что дети-артисты получают отдачу от многочисленных благодарных зрителей, которые каждый раз просят приглашать их на новые постановки. Нам важнее не призовые места, не грамоты и мнение критиков, а живой процесс выступления перед зрителем, творческая реализация детей. Зрители - лучшее жюри!

Зачем человеку вообще нужен театр, жизнь ведь и так достаточно богата на постановки?

Да некоторым он и не нужен. Бывает такое, что вместо того, чтобы привести ребенка на Рождественский спектакль и потом получить сладкий подарок от храма, взрослый забирает конфеты и уходит, уводя с собой ребенка.

Наш настоятель протоиерей Вячеслав Ковалевский очень верно сказал, что, поступая так, взрослые лишают ребенка радости праздника.

К счастью, таких потребителей не много и подавляющее большинство приходят к нам вновь и вновь! Наш театр детский, потому что актеры – дети, а вот зрители у нас разных возрастов.

Говоря о театре, нужно помнить, что это искусство. Театр воспитывает и учит. Он дарит яркое зрелище, знакомит с хорошей и качественной музыкой, дарит разнообразные эмоции зрителям.

Любить театр надо учить с детства, не только посещая вместе с детьми хорошие спектакли, но и обсуждая просмотренное дома или в классе. Тогда спектакль будет развивать зрителя. Дети должны приучаться правильно вести себя в зрительном зале, правильно смотреть представление. Это тоже воспитание.

Помимо зрителя, воспитываются и растут сами артисты. Им тоже нужен и важен театр. Дети приучаются работать в команде, учатся ответственности, преодолевают свои комплексы и учатся выступать перед аудиторией, это может пригодиться им в жизни. Учатся импровизировать, говорить, развивают память, творят. Учатся двигаться и управлять своим поведением. Они самореализуются.

Много ли у нас в городе мест, где дети могут творчески реализоваться, к тому же бесплатно?

Для развития детей очень важна игра, и театр - это инструмент развития, позволяющий в игровой форме примерить разные образы, ознакомившись с литературными произведениями.

Жизнь, конечно, тоже театр, но в нашем, в отличие от жизненного, все и всегда завершается победой добра!

Короче говоря, хороший театр - это прекрасно, и мне жаль людей, не любящих театр. Они себя обделяют. Но это мое мнение.

Помните ли Вы какой-то детский спектакль, который стал эталоном для вашей нынешней работы?

Вот прямо спектакля-спектакля – не помню… Просто в моей жизни всегда было место театрализации - скорее это и вдохновляло всегда. Сначала это мама, которая, как член родительского комитета, всегда занималась в школе с детьми и ставила сказки, организовывала «огоньки» и концерты - с моим классом и классом сестры, у себя на работе с детьми сотрудников.

Мы тоже с сестрой с самого детства к каждому празднику ставили концерты дома, привлекая иногда друзей и показывая все это взрослым.  По сей день существует традиция творческих поздравлений в нашей семье.

В училище были веселые «капустники», над которыми рыдало от смеха все училище! Жаль, не было возможности снимать видео, да и фото тоже.

Всегда и везде были в моей жизни постановки – и в вузе, и в музыкальной школе потом, когда стала преподавать.

Конкретно детским театром стала заниматься, как уже говорила, в тульском храме Сергия Радонежского с Пасхи 2005 года.

Должен ли режиссер театра для детей иметь представление о педагогике и психологии?

Хорошо, если человек, работающий с детьми, имеет представление о педагогике и психологии. Это помогает выстраивать общение с детьми, но иногда бывает и так, что образование есть, а работа с детьми не клеится.

Я веду к тому, что это важная составляющая, но без любви к своему делу и детям, креативности и внутренней энергетики – это бесполезный багаж. Возможно, я недооцениваю роль педагогического образования, потому что у меня оно есть и воспринимается как должное. Честно говоря, не различаю, что делаю исходя из знаний о детской психике (воспитанники давно уже стали неотъемлемой частью меня), а что - в силу личностных особенностей и интуиции.

В основе театральных постановок лежат художественные произведения, а могут ли спектакли помочь приобщиться к литературе тем, кто не читает?

Думаю, напрямую это не работает – посмотрел, типа, спектакль и прямо из зрительного зала побежал в библиотеку. Спектакли помогают зрителям не читающим просто узнавать о том, что есть такой-то автор и такие-то произведения, а читающий человек наверняка пойдет и расширит свои горизонты. Когда мы ставили «Тополиную рубашку» по повести Владислава Крапивина, я потом перечитала все его книги, которые смогла найти.

Кто и как принимает решение о том, какие пьесы включить в репертуар?

Я сама ищу и иногда адаптирую материал для постановок. Потом отдаю его на утверждение настоятелю нашего храма протоиерею Вячеславу Ковалевскому.

Материал искать сложно, так как есть ограничения по тематике. Сценарии подбираю всегда под детей, потому что состав постоянно меняется - разные возраста, количество девочек и мальчиков, рост, подготовка и прочее.

Например, если в спектакле обязательно предполагаются исключительно девочки, а у меня больше мальчиков, такой сценарий мне не подойдет. Или если роли как-то иначе не соответствуют актерам театра.

Вот сейчас у нас 18 детей, а на такое количество детей подобрать хороший сценарий для постановки за 2 месяца до Пасхи - ох, как непросто.

Знаю, что в школах учителям приходится ставить сценки на праздники со всем классом, но все же там другие требования к представлению - и длительность, и целостность представления. Например, к нам целыми классами приезжают зрители из школ области. Если бы представление длилось бы минут 15, такие поездки были бы не целесообразны.

А еще, увы, многие общедоступные сценарии скучны или очень примитивны. Я стараюсь находить спектакль, интересный всем: и мне, и артистам, и зрителям.

Костюмы, музыкальное сопровождение, свет… Кто всем этим занимается?

Все! И сами! Основные костюмы шьет костюмер - Тарасова Валентина Михайловна. Ей помогают все, кто может и желает - пару раз моя мама. Папа тоже подключился - он готовит реквизит.

Сотрудники и учителя воскресной школы - Сабонаева Людмила Евгеньевна и Шишкина Марина Игоревна - являются прихожанами храма и тоже участвуют в подготовке спектаклей с технической стороны.

Моя сестра нередко выступает соавтором постановок, мы с ней тексты песен адаптируем под свои нужды. Кстати, она психолог, и это тоже важная поддержка и помощь.

Гришаева Анна Владимировна, директор школы, занимается оформлением зала и сцены. Она же и гример. Да и реквизит делает, а еще управляет световым пультом на спектаклях и помогает следить за порядком в зале. В общем, палочка-выручалочка.

Однако в том, что касается самих постановок – солирую, потому что, хоть это и трудно порой, но только так можно воплотить задуманное действие на сцене так, как вижу его я. Не потому что я тиран какой-то – просто полное и целостное видение присутствует именно у режиссера, чужие настроения и подсказки иной раз вносят диссонанс.

Отдельный поклон и уважение отцу Алексию Матвееву. Он сейчас в другом храме служит – в Николо-Зарецком, а когда у нас был – ферму для света построил, декорации такие замечательные рисовал. Болел за театр!

Как происходит пополнение актерского состава труппы, ведь рано или поздно дети перерастают воскресную школу?

По воле Божией! Все спонтанно - одни приходят, другие уходят. Некоторые уходят, а потом вновь возвращаются на какое-то время. Самая старшая актриса ушла в 27 лет, в прошлом году ушла девочка в 23 года. Зато пришли новые 8 человек младшего состава. Просто сами приходят, просят принять. Кто-то из воскресной школы, кто-то из зрителей, посмотрев спектакль, загорается, выходит на меня окольными путями. Вот сейчас как раз такая новенькая девочка пришла.

Сейчас труппа состоит из 18 человек в возрасте от 7 до 18 лет.

Мы знакомы со многими вашими спектаклями, многие даже адаптировали, так сказать в телеспектакли, и именно в этом виде я мог посмотреть их, не отвлекаясь на работу… Но кино можно поставить на паузу, а вот что делать зрителю, если в силу каких-то причин ему не "зашла" постановка – сидеть до конца из уважения к актерам или тихонько уйти из зала?

Меня воспитывали в уважении к труду актера, - чем я делюсь со своими артистами и зрителями, поэтому никогда не повернусь и не пойду на выход во время действия или когда актеры еще вышли на поклон и не ушли за кулисы. Это неприемлемо!

У нас бывает так, что кто-то пришел с малышом, и тот шумит, тогда люди выходят. Случается, что дети очень громко в туалет просятся, как тут усидеть – тоже приходиться покидать зал.

Большое зло – мобильные телефоны. Мы хоть и просим перед каждым предоставлением отключить звук – бесполезно. Интересно, что «не отключаются» взрослые, нередко или убегая с грохотом из зала, чтобы поговорить, либо громко шепчут, что они в театре и не могут разговаривать.

С наших спектаклей зрители обычно не уходят, наоборот, позади зрительного зала стоят взрослые, которым не хватило мест, при чем некоторые из них заходят, привлеченные звуком представления и остаются до конца.

В целом же все упирается в воспитание – человек должен понимать, что если пришел на спектакль, то надо досмотреть представление в любом случае. Уйти можно если там пошлость какая-то или иная грязь. А у нас в сказках неприличного нет, поэтому в нашем театре зрители не только сидят ко конца спектакля и не спешат в очередь за одеждой, но еще и задерживаются, чтобы сфотограифроваться на память с актерами.

Сегодня многими и много говорится о вере, но мало делается душеполезного, а люди хотят видеть Евангелие в деле… Удается ли Вам самой быть деятельной, и способствует ли творчество в театре «Чудо» вовлечению зрителя в процесс подтверждения своей веры добрыми делами?

Судить, конечно, не мне. Просто надеюсь, что капельку хорошего я принесла в этот мир, и у кого-то стало лучше на душе, и он вспомнит меня добрым словом.

Естественно, что кто-то делает спектакли лучше меня, но я не концентрируюсь на этом, а делаю свою работу насколько могу качественно, с любовью относясь к детям и стараясь заинтересовать их и мотивировать на добрые дела и поступки.

И в завершении беседы - общий для всех участников проекта «Ровесники века» вопрос: «Счастливый ли вы человек и если да, то почему»?

Я однозначно счастливый человек. Каждый день благодарю Бога за все, что он мне дал и дает – прекрасную семью, живых и здоровых родителей, великолепную сестру, прекрасную дочь, замечательных зятьев и талантливого племянника, который, кстати, до ковида блистал у меня в театре.

У самой есть здоровье, я сыта, обута и одета, иногда путешествую…

Замечательные друзья и коллеги, а также любимая творческая работа…

Я пою Богу в храме…

Разве все это не счастье?!

Алексей Анкин, фото из личного архива Г. Коломеец

Зрители - лучшее жюри!
Другие проекты:
Проект “Ровесники века”
28 февраля 2024 года.
Поговорим, почитаем, послушаем?!
17 февраля 2024 года.